HitLine •  HL Wi-Fi •  HitForum •  MEDIAnew •  ФОТОnew •  Блоги •  HitLife •  Lifecity •  HitMobile •  HitGames •  ФОТО конкурсыnew • 
Регистрация 
   
- Запомните лишь одно правило: в этом доме одна дверь не может быть открыта, пока не заперта другая.
     откуда эта цитата
 

Убить Билла /Kill Bill Vol. 1/  (2003)

Постер к фильму Убить БиллаЖанр:  Боевик, Драма, Криминал, Триллер
Производство:  США. Miramax Films
Дата премьеры (Мир):  10 Октября, 2003
Дата премьеры (Украина): 4 Декабря 2003
Релиз на DVD: 30 Апреля 2009
Продолжительность: 102 мин / 01:42
Режиссер: Квентин Тарантино
Сценарист: Квентин Тарантино, Ума Турман
В ролях: Ума Турман, Люси Лью, Вивика А. Фокс, Дэрил Ханна, Дэвид Кэррадайн, Майкл Мэдсен, Джули Дрейфус, Чиаки Курияма, Сонни Чиба, Джа Хуи Лью, и др.

Рейтинг фильма: 
Всего проголосовавших: 21

 



Рецензии:

Убить Билла. Часть 1


РЕЦЕНЗИЯ №1

Мастер наших душ, Квентин Тарантино, сделал головокружительную картину в кино в начале девяностых. Многим просто не верилось, что этот клерк из видеопроката может снимать хорошее кино, или же быть сколько-нибудь хорошим актером. Но Тарантино - и актер, и режиссер, и сценарист - вполне себе удался. Единственное, что не удалось - это сколько-нибудь долго продержаться, оставаясь живым классиком, и при этом не снимая ничего.

Многие, по ошибке, считают, что Тарантино снял "От заката до рассвета", "Отчаянного", "Прирожденных убийц" или "Настоящую любовь". Как это ни странно, но все эти картины умудрился снять кто-то другой. Тарантино не только снимал фильмы, но и писал сценарии, и где-то исполнял по старой дружбе эпизодические роли. Ибо выглядит Квентин как сбежавший из лечебницы пациент. В этом, видимо, и кроется секрет его таланта.

Талант Тарантино бесспорен. Надо только его разглядеть. В "Pulp Fiction" ничего разглядывать было не надо. Фильм стал бессмертной классикой преимущественно благодаря тому, что в нем все лежало на поверхности. Нелинейный сюжет, неправедные праведники, случайные совпадения, мотоцикл Зеда... Такие фильмы не понимают только живущие в отдаленных местностях. Ибо рассчитан он на массового зрителя. И поэтому талантлив.

С Kill Bill такого не произошло, не произойдет, и произойти принципиально не может. Почему? Есть несколько очевидных причин. Увлечение Тарантино восточными боевыми искусствами. Хотя как искусство может быть боевым? Привязанность к китайскому и японскому кинематографу, которая, к счастью, многих из нас обошла. Показаная картинность a la "тигр и дракон", фонтанирующая кровь и отсеченные конечности.

Вам казалось, что Pupl Fiction - самый кровавый фильм нашей эпохи? Вы, очевидно, ошибаетесь. Хотя бы потому, что Kill Bill - это черная пародия, не всегда смешная, а временами совсем не смешная. Поэтому кровь там ценится только как декоративный элемент, ибо ее много. Пожалуй, слишком много. Хотя и бьет она из отрубленных конечностей весьма эффектно.

Тарантиновский мир большинству из нас не откроется никогда. Там живут какие-то совершенно фантастические, временами - рисованные, во всяком случае - картинные персонажи.

Временами Тарантино изменяет "новому себе" и вставляет сцены, которые до боли напоминают его более раннее творчество, а потом зрителя расстраивает невероятно, демонстрируя какие-то совершенно неожиданные грани привычных вещей. К примеру, кто бы мог подумать, что в самолетах японских авиакомпаний рядом с каждым сиденьем есть специальная подставка для меча?...

Ума Турман, как всегда, справилась со своей ролью блестяще. Я даже не буду комментировать актерскую игру - она на высоте, и этим все сказано. Операторская работа тоже заслуживает внимания. Но главное, конечно, сюжет. С которым вы и ознакомитесь, посмотрев фильм.

Не ожидайте от Квентина повторений. Kill Bill - совершенно новая страница в его творчестве. Необычная. И от этого особенно интересная.


     
РЕЦЕНЗИЯ №2

По своей гражданской профессии, я - журналист. Я знаю, как тяжело "резать себя" - то есть, сокращать собственные тексты. Есть люди, органически не способные выбросить хоть что-то из своей писанины. Каждое слово, каждая запятая кажутся им принципиально бесценными. Конечно, редактор в любом случае произведет обрезание - и тогда журналист, влюбленный в свой текст, будет долго и нудно обвинять его в самодурстве и дуболомстве. Хотя лично я не знаю ни одного текста, который нельзя было бы сократить с пользой для дела. Когда мне приходится выполнять редакторскую работу, я вспоминаю гениальные слова Джека Лондона, который утверждал, что высшее удовольствие для писателя - это выбрасывать из своего текста все, что только можно. Как с тонущего корабля.

Господин Тарантино, во-первых, вряд ли читал Джека Лондона (ему некогда, он каждый день смотрит по несколько фильмов), во-вторых, он сам сатрап, и "резать" его просто некому. В свое время он оказал бесценную услугу компании Miramax, удержав ее на краю пропасти банкротства неожиданным успехом "Криминального чтива". Теперь, по признанию главы Miramax Харви Вайнштейна, Квентин может ставить любые условия. Что он и делает. Делая "Убить Билла" (которого киноманы, покряхтывая, ждали пять лет), он не мог остановиться и наснимал материала часа на четыре. Посмотрев это все, понял, что все - гениально, и редактировать, собственно, нечего. О чем и доложил пришедшему в ужас Вайнштейну. Поскольку Квентин - священная корова, пришлось искать компромисс. И компромисс был найден: если фильм нельзя порезать, его можно просто разрезать. На две части. Так даже лучше. В случае успеха - снимается двойная касса. В случае провала - никто ничего не теряет: двойной провал все равно принесет больше денег, чем одинарный.

Так или приблизительно так был рожден "Убить Билла" в двух частях.

История, если выстраивать ее в хронологической последовательности (а хронологией Тарантино, по своему обыкновению, снисходительно пренебрегает), выглядит приблизительно так. Одна вполне приличная свадьба вдруг неожиданно становится большими похоронами. Убиты все: жених, гости, а главное - невеста. Напишем ее так, как положено - с большой буквы: Невеста. Она беременна, к тому же. Но ее не совсем убили. Она просто впала в кому. В этаком бессознательно-беззащитном состоянии она пребывает лет пять, за это время похотливые скоты из медицинской обслуги занимаются с ней сексом (надо понимать, весьма регулярно). Что это - насилие или некрофилия - пусть разбираются компетентные органы. Мы пойдем дальше. Невеста вдруг приходит в себя (от укуса комара, как ни смешно) и, мобилизуя все, что ее организм еще может мобилизовать, покидает мерзкое медучреждение. Она помнит, как ее убивали. И она знает, кто хотел это сделать.

Дело в том, что Невеста до трагедии числилась бойцом одного хитрого подразделения. Какие-то там Гадюки. Не на благо отечества работали они - совсем нет! Крутых девиц собрал и натренировал пожилой дядя по имени Билл явно криминальной наружности (я уж не говорю о наклонностях). А наша Невеста называлась у него Черной Мамбой. А поскольку Мамба - Черная, то и кошка между ними пробежала соответствующего цвета. Короче, в Невесту стреляли по приказу Билла. И Невеста теперь это знает. И хочет с ним расплатиться так, чтобы сдачи уже не потребовалось. Но еще раньше ей надо разобраться с тремя бывшими подружками, которые по приказу Билла хотели лишить ее жизни.

Как вам история? Мне - никак. А вот фильм - другое дело. Он великолепен. Правда, настолько, насколько и бездушен. Смотря его, я не мог отделаться от мысли, что Тарантино глубоко начхать на зрителя. Он делает кино с одной целью - развлечь себя. Поэтому кино у него получается чем дальше, тем "холоднее". Ну не греет оно абсолютно! Ничего тут не поделаешь. "Теплое" кино - не стиль Тарантино. Однако, будучи профессионалом высочайшего класса, он делает продукт столь совершенный, что интерес он все равно вызывает. И восхищение проделанной работой - тоже. С режиссерской, операторской и музыкальной точки зрения "Билл" - вещь, близкая к совершенству. Правда, какую-то внятную идею в этом роскошном представлении обнаружить трудно. Нет, ну если внимательно вслушиваться в то, что говорят персонажи (к сожалению, говорят они меньше, чем у раннего Тарантино) -- можно, конечно, поймать не то, что идею, а и сверхидею. Некоторые фразы настолько глубоки, что Кант, Конфуций и Кастанеда отдыхают, причем хором. Но настолько же эти фразы и бессмысленны. Они висят в воздухе. Их надо ловить и присобачивать к тому, что происходит. Занятие это - не самое захватывающее, поверьте мне.

Мы имеем дело с совершенно новым Тарантино. Этого и следовало ожидать. Первые признаки необратимых изменений можно было увидеть еще в "Джеки Брауне". Теперь трансформация завершена. Матрица перезагрузилась. Новый Тарантино сделал совершенное кино, которое вызывает восхищение своей профессиональной "отмороженностью". По всему выходит, господа, что это - новая эстетика. Фонтаны крови, бьющие на каждом шагу так, как в жизни никогда не бывает - ее важный элемент. Десятиминутная вставка, пародирующая анимэ - оттуда же. Триумф женской агрессии, торжествующий феминизм с самурайским мечом в руке - тоже. Перечислять элементы можно и дальше, но зачем? Говорят, Таратино только над потрясающей сценой сценой драки в японском клубе работал год, стараясь пригнать все детали идеально - так, чтобы все выглядело совершенно, чтобы ни одного зазора не осталось. О душе вряд ли он думал. А душа - не балалайка. Она просит чего-то еще, кроме технического совершенства.


     
РЕЦЕНЗИЯ №3

Старина Квентин шесть лет мурыжил поклонников, обещая наконец что-нибудь все-таки снять, причем такое, чтобы поклонники были довольны. Ведь последний фильм, созданный Квеном, был "Джеки Браун", и этим произведением поклонники были разочарованы. Нет, "Джеки Браун" был вовсе не самым плохим фильмом на свете - выйди он до "Бешеных псов" или хотя бы до "Криминального чтива", картина бы даже понравилась, - однако после "Криминального чтива" от Квентина ждали нового "Криминального чтива". Ну или хотя бы новых "Бешеных псов". Никак не меньше. Меньше - просто неинтересно.

С одной стороны, конечно, Квентину на ожидания зрителей, как он сам утверждал, было слегка плевать с высокой башни, потому что после фантастического коммерческого успеха "Криминального чтива", переместившего студию Miramax из состояния предбанкротства в состояние влиятельного процветания, он мог весь остаток жизни посвятить выращиванию орхидей или тестированию наркотиков различной степени галлюциногенности. Но с другой, мы хорошо понимаем, что для любого художника, даже суперуспешного, мнение толпы не может не значить ровным счетом ничего, потому что художник работает только для толпы, никак не иначе.

Поэтому Тарантино искал выход из создавшегося положения, пытался что-то писать и что-то снимать. С журналистами он не общался принципиально, однако на свои интернетовские фанатские сайты время от времени подкидывал разнообразную интересную информацию о том, чем же он на самом деле занимается... Некоторое время Квентин серьезно собирался снимать приквел к "Криминальному чтиву", где еще живой Винсент Вега неожиданно обзаводился родным братцем в лице Майкла Мэдсена. Однако прошли десять лет с момента выхода "Чтива", и стало понятно, что Тарантино уже никак не снять приквел, потому что постаревшие на десяток годков Мэдсен и Траволта в приквел не впишутся. Можно было, конечно, снять не приквел, а сиквел, где благородная седина была бы уже к лицу братьям, которые, например, в одиночку оторвали бейцы Бин Ладену, однако Тарантино имел неосторожность руками Бутча пристрелить старину Винсента, так что и Винсент остался мертв, и Зед остался мертв, причем безо всякой надежды на успешную реанимацию.

И вот тут прокатился слух о том, что Тарантино на самом деле снимает новый фильм, причем фильм довольно странный: эдакий невообразимый коктейль из гонконгских боевичков класса "B", "C" и "D"алее со всеми остановками, а в главной роли - вполне состоявшийся кетчуп Ума Турман, которая давно просила старину Квена дать ей такую роль, такую роль, чтобы она всем бошки-то начисто и поотрубала.

Фанаты не знали, как на это реагировать. С одной стороны, делать современный винегрет из несовременных боевиков - идея более чем странная. Но с другой, Квентин знает что делает. Уж если он решил снимать кино, а точнее - если он уже снимает кино, значит нам, фанатам, остается только сжать кулачки, ждать и надеяться на возвращение старины Квена. Мы очень ждем. Потому что старички, как на грех, или лажаются, или уходят в чисто стариковское любование молодым женским телом, забыв о том, что должен быть порох в пороховницах, пуля в нагане, ветер в лицо и металл в нижних миндалинах. Башкой стареть ты можешь сколько угодно, старичок, но душой стареть нельзя! На этой пафосной ноте перейдем к сюжету...

С сюжетом, как и полагается в гонконгских боевичках класса "С", все очень просто и незамысловато. Некую весьма беременную невесту (Уму Турман) почти замочили прямо во время свадьбы. Она не без приятности провела четыре года в коме (приятность ей доставлял местный медицинский работник, страдающий - точнее, наслаждающийся - некоторыми перверсиями), затем, как спящая принцесса, была разбужена поцелуем заезжего рыцаря (да-да, именно так, комар выступил всего лишь катализатором интеграционного процесса), после чего воспряла ото сна и пошла мочить всех своих врагов, потому что она не просто беременная невеста, а бывшый боец местного спецподразделения "Ангелов Чарли", где вместо Чарли - негодяйский Билл, вместо Боусли - Майкл Мэдсен, девчонок не трое, а четверо, но зато хоть Люси Лиу на месте. Именно ангелы Билла Невесту (это имя) и замочили прямо на свадьбе. За что? Это не объясняется. То ли за то, что заневестилась, то ли за то, что залетела, то ли по старому бандитскому обычаю - за то, что попыталась соскочить, ибо нефиг.

Ну и дальше - Невеста будет преследовать всех своих врагов и их мочить. Красиво, кроваво, в танце, с песней, ножом, самурайским мечом, голыми руками или коротнувшим тостером. Ибо нефиг! Законы жанра такие! По пути, разумеется, будут выясняться всякие жуткие кровавые тайны, как в индийском кино, о том, кто чей дочь, кто чей сестра, у кого такая же родинка на заднице и кто кому отец и одновременно сын. В общем, разобраться во всех хитросплетениях сюжета сможет только тот, кто собирается следить за этими хитросплетениями. А оно лишнее. Потому что никаких хитросплетений там нет. Там все просто, как правда. Это вам не какая-нибудь паршивая "Матрица". Это сама жизнь. Кровавая, но симпатишная...

***

Хорошо получилось. Я даже не ожидал. Старина Квентин действительно вмазал как нужно, причем по полной программе. Было бы ужасно, если бы он, например, ударился в морализаторство или попытался строить из себя Ларса фон Триера - я бы этого не вынес. Еще ужаснее было бы смотреть на то, как Тарантино пытается подражать самому себе - это зрелище жалкое и душераздирающее. Квен не стал делать ни первую, ни вторую ошибку. Он остался самим собой и снял то, что и хотел снять - невероятный пародийный винегрет, где пародия, однако, преподносится с самым серьезным выражением лица. Но пародия здесь не главное. Главное - то, как именно это все сделано и поставлено. А сделано и поставлено - великолепно. Как видно, Тарантино хотел воплотить свои детские и юношеские мечты - снять азиатский единоборский боевик, - и он это сделал, сохранив свой фирменный стиль: море крови, убийственная ирония, жестокий динамизм событий, стильно-чернушные диалоги. Правда, диалогов стало значительно меньше. Зато чистого экшна - намного больше, причем экшн снят невероятно качественно, стильно и красиво. Просто смотришь и наслаждаешься.

Плюс - радость узнавания отдельных составных частей этого винегрет-коктейля: каратистские боевики, Родригес, желтый спортивный костюмчик Маленького Дракона, дежавюшные саунд-треки, старые фильмы того же Тарантино, летающие тигры-драконы, Ангелы Чарли, черные туманы, ниндзя-мотоциклисты, поэтический поэдинок в зимнем саду, заискивающий продавец, превращающийся в великого Мастера, тонны негодяев-подручных, выскакивающих изо всех дверных и оконных проемов, и даже мультик-анимэ, - словом, для тех, кто из этого понял хоть слово - масса удовольствия. Для тех, кто не понимает, о чем идет речь - фильм мимо кассы. Не понравится. Будет непонятно. Не пройдет. В результате - унылые гримасы и пофыркивание из серии: "И этого придурка критики называли культовым режиссером? Да он же снял какой-то китайский боевик!" И даже некоторые неврубившиеся критики рождают шедевры - так сказать - "высокой иронии" из серии "Если вместо ума - Ума".

Так вот, ребята, фильм получился классный. Мне он очень понравился. Но его совершенно не имеет смысла смотреть, если вы не знаете, что такое гонконгские боевики, кто такой Тарантино, Родригес, тигры-драконы, Брюс Ли, триады, оябуны и тому подобные культовые персонажи. Потому что вы просто не поймете, в чем там цимус, в чем пародия, а в чем - убийственно серьезное подражание. А цимуса там - полные pussy wagon. Квентин очень порадовал. Просто очень. "Kill Bill" станет культовым кино. Уже стал. На IMDB он на 97 месте в списке Top250 всех времен и народов.

Единственное, что просто обидно - это насильственное разделение фильма на две части. Я был согласен посмотреть четыре часа подряд. А теперь придется ждать несколько месяцев до выхода второй части. Но дождемся, куда нам деваться?..

P.S. Вы спрашиваете, почему я не сказал о том, как играют Ума Турман, Люси Лиу и так далее? Да классно играет Турман - просто прелесть. Даже Люси Лиу мне там вполне понравилась, хотя обычно я к ней прохладен, как школьник к урокам пения. Но мне не хочется разбирать "Kill Bill" на составные части. Мне просто хочется посмотреть, как Невеста замочит эту сволочь!



РЕЦЕНЗИЯ №4

Она была боевиком в элитном отряде наемных убийц, где проходила под именем "Черной Мамбы"… Но "коллеги" жестоко расправились с ней на ее свадьбе, убив не только всех участников церемонии, но и даже не родившегося ребенка Мамбы. Они убили девять человек, но нужно было убить десять. Черная Мамба по воле провидения осталась жива. Выйдя из комы через 4 года, она вспомнила все и решила расквитаться. Небеса содрогнутся от жестокости ее мести, реки окрасятся кровью, а враги будут кричать, когда ее руки вырвут их злобные сердца!

Это уже четвертый фильм Квентина Тарантино. Это еще только четвертый фильм Квентина Тарантино. С момента съемок "Джеки Браун" прошло шесть лет. А с момента триумфа "Криминального Чтива" - десять. Тем не менее, сняв всего три фильма, Квентин Тарантино стал не только одним из самых любимых режиссеров продвинутых зрителей и высоколобых критиков, но и самым влиятельным режиссером 90-х годов. Термин "тарантиноид" или "тарантиновщина" до сих пор пишут в качестве краткой аннотации к очень многим фильмам на криминальную тематику.

Но, несмотря на большое количество эксплуататоров тематики фильмов Квентина, работы его последователей не идут ни в какое сравнение с фильмами режиссера. Для работ Тарантино характерны две очень важные детали: первое - циничное насилие и второе - хлесткие, жизненные диалоги.

Манера показа насилия в "Бешенных псах" и "Криминальном чтиве" весьма характерная - Квентин наблюдает за своими персонажами, как лаборант за крысами в ходе эксперимента, никак не комментируя его, а просто констатируя реакции. "Убить Билла" в плане насилия далеко оставляет позади почти любой фильм. Первый кадр фильма - заляпанное кровью лицо Умы Турман. Голос Билла: "Ты думаешь - я садист?". Это только начало, кровь - это то, что вы будете видеть на экране даже чаще лица Умы Турман. Она везде - она льет фонтанами из отрубленных голов и конечностей на протяжении всего фильма. К финалу боя в ресторане кровью залит весь пол, на котором корчатся тела раненых. Однако при этом фильм не вызывает отторжения, это не ужасно, а весело, он не шокирует в отличии от арт-хаусных боевиков из Европы или Азии, где уровень жестокости над зрителем уже начинает утомлять. Впрочем, вышесказанное не означает, что "Убить Билла" можно смотреть детям.

С диалогами дела обстоят несколько хуже - ничего подобного рассуждениям о том, почему песня Мадонны называется "Как девственница" из "Бешенных псов" в исполнении самого Квентина Тарантино или о том, значит или не значит массаж ног жены босса между Винсентом и Джулсом из "Криминального чтива" вы не услышите.

Зато никуда не делись замечательные персонажи - в меру комичные, в меру крутые и стильные, и не в меру жестокие - эти очаровательные отморозки-маргиналы по-прежнему дьявольски притягательны. Ума Турман, Люси Лиу, Сони Чиба, Дэвид Кэррадайн (в роли Билла, пока не видимый, но слышимый), Майкл Мэдсен, Дэрил Ханна - одно появление этих актеров вносит колорит и динамику в фильм. Круче всех выступила молодая японская актриса Чаки Корияма ("Королевская битва") в роли психопатки Го Го, личного телохранителя О-Рен Ишии, девочки, одетой в школьную форму и дерущейся цепью с фрезой на конце.

Способ повествования так же остался характерным для любого приличного "тарантиноида" - действие в фильме разделено на несколько глав с названиями и главы мешаются при монтаже в произвольном порядке - так зрителю интересней наблюдать за фильмом. Но появилось и что-то новенькое. Одна из глав, история О-Рен Ишии (Люси Лиу), нарисована японскими аниматорами студии Production I.G., подаривших нам помимо всего прочего главный анимэ-киберпанк "Призрак в доспехах". Подобное мы уже видели у Тома Тыквера в хите "Беги Лола, беги", но у Тарантино такой подход обретает двойную силу - месть О-Рен за убитых родителей, будучи совершенно отдельной историей, рассказанной другими средствами, является картиной в картине, заставляющей зрителя на время забыть об основном повествовании, резко сменив его темп.

Ритм фильма восхищает - хоть в фильме нет сцены равной твисту Мии Уоллес и Винсента Веги в клубе "Jack Rabbit's Slims", все равно герои фильма под руководством режиссера-рассказчика отплясывают прямо-таки дьявольский ритм танца смерти. С самого первого кадра вы не оторветесь от экрана буквально загипнотизированные происходящим. Рассказывая простую, я бы даже сказал вопиющую в своей традиционности историю о мести, Тарантино не отвлекается на детали и объяснения.

Если спросить, а что же собственно за фильм снял Кевентин Тарантино на этот раз, то я бы сказал, что "Убить Билла" это своеобразное посвящение азиатскому кино 60-70 годов. Не случайно в фильме играют Сони Чиба ("Сони Чиба это лучший постановщик боевых сцен" - цитата из "Настоящий любви", первого экранизированного сценария Тарантино), и Дэвид Кэррадайн, игравший в сериале "Кунг-фу" в начале 70-х годов. Бои ставил Юэн Во Пинг, ранее сделавший поединки в "Матрице". Однако более разных стилей показа драки не придумаешь - никаких надоевших эффектов замедления и полетов, этими игрушками серьезные люди уже не играют. Только резкие, жесткие движения, подчеркнутые звуки ударов и чавкание меча, входящего в человеческую плоть.

Безусловно, "Убить Билла" - редкая творческая удача одного из самых любимых режиссеров, фильм, который отличается от предыдущих работ Тарантино, но при этом весьма близок к ним. Квентин не погряз в самоповторах, как это случилось, к примеру, с Гаем Ричи. "Убить Билла" лишний раз продемонстрировал правило, что настоящий талант - это надолго.


     
РЕЦЕНЗИЯ №5

Загадка под названием «талант Квентина Тарантино», наконец, перестала быть таковой. Он вернулся и раскрыл козыри. Прежде казалось, что оживлять замшелый криминальный жанр ему позволяет некое шестое чувство, нынче же выяснилось, что дивиденды он собирал за счет однажды удачно подобранного рецепта. По прошествии времен и Джон Форд перестал считаться лучшим творцом вестернов, и Сесил ДеМилль – законодателем мод в жанре исторического боевика. Тарантино вошел в историю кино как открыватель тарантиновского стиля и как достаточно удачливый эксплуататор. Но, кажется, «Убей Билла» не произвел такого резонанса, чтобы объективно называть его создателя действующим маэстро.

Рецепт счастья оказался не таким уж и впечатляющим. Стремление сделать не так, как у других, и избежать при этом диагноза «самоповтор» вынудило Тарантино применить к старым наработкам изощренные меры косметического характера. Обилие шокирующих сцен относительно удачно оттеняет сходство восприятий нынешней и прежних его работ. Шинкованные человеческие тела, цистерны искусственной крови – такое в голливудской категории А еще не встречалось. Калифорнийский гангстерский колорит уступил место азиатскому, автор будто бы переболел Джоном Ву с его взаимными пистолетными наставлениями (впрочем, сцену, в которой Невеста получала пулю, общим планом нам еще не показали), свежим решением кажется вставка анимэ. Зато остались – сбитая хронология и культ деталей. Невеста облачена в костюм героя «Игры смерти», последнего фильма Брюса Ли, в титрах указаны забытые каратисты Дэвид Каррадайн и Санни Чиба, вовсю используются заимствования из забытых фильмов, звучит забытая музыка... Да-да, и «Одинокого пастуха» Джеймса Ласта – в тот же разряд, тамошнюю публику в последние десять лет не просвещали всякими «Музыками души» и «Романтическими коллекциями». Фильм по некоторым намекам можно принять за пресловутый сериал, в котором должна была участвовать Миа Уоллас, героиня Умы в «Криминальном чтиве», что-то заставляют вспомнить и сцена выхода из комы, и острая потребность в массаже ступни... Это называется перекличкой между прошлым и настоящим – еще один тарантиновский конек.

Логика, как ей и полагается, где-то поодаль. Опытная киллерша, промахивающаяся в упор; неатрофировавшиеся за четыре года мышцы плечевого пояса; самоукатывающаяся инвалидная коляска; самурайский меч катана, выкованный за месяц, в салоне самолета; батальон якудза без огнестрельного оружия, пускающий фонтаны несворачивающейся крови; отсутствие понятий «кровопотеря» и «болевой шок» – вот неполный перечень несуразностей, засильствующих в сюжете. Но дело не в них. Условности – ничто, полуусловности – все. Скажем, Люси Лю решительно не похожа на японку (как не похожа, скажем, Ума Турман на гречанку), четырехлетняя дочка Верниты Грин не похожа на белую. Этому есть объяснения. О-Рен Ишии – полукитаянка, и Сэмюэла Л. Джексона в первой части не показали.

Как ни крути, Тарантино прославился в первую очередь не как создатель фильмов, а как создатель методики. Он как футболист, который не выигрывает мундиали, а тешит публику финтом имени себя. Есть такие определения: финт Месхи, дело Босмана, комплекс Уолтера Митти, слава Герострата – из них вовсе не следует, что перечисленные господа – лучшие в своих «амплуа». Вот и новое творение в стиле Тарантино как фильм в привычном понимании этого слова почти нелепо, состоит из набора почти автономных сценок. Сюжетная подоплека, надо заметить, здесь совсем неважна, как совсем неважно и дальнейшее развитие событий. Данные сценки – просто как бросаемые в толпу сгустки энергии, толпе нравится ее ощущать. Энергии этой выработалось на двести минут, и Тарантино не нашел ничего лучше, чем рассечь свой опус самурайским мечом пополам.

Почему же, все-таки, он настолько популярен? Творчество Тарантино дает легкую, но практичную умственную нагрузку. Преклонение перед Тарантино априори означает продвинутость. Два фильма оказали в свое время мощное влияние на умы, находившиеся в стадии становления, вплоть до стиля высказываний – в некоторых кругах просто принято изъясняться стебом, в обязательном порядке приправленным подражанием тарантиновским персонажам. Еще один характерный штрих: он сам говорит за своих персонажей, все они разговаривают в единой манере – манере Квентина Тарантино. Он готовит каждую фразу для последующего цитирования и всякий раз заканчивает диалоги характерным обрывом интонации – своего рода фирменным знаком. А теперь проведем параллели и придем к выводу: данные фильмы – такие же образцы киноискусства, как его растиражированные на дисках с саундтреками самоцитаты – образцы высокой словесности.

Чем было хорошо «Криминальное чтиво», так это свежестью восприятия, тем, что смотрелось как нечто новое. Но за истекший период оно успело отойти в историю. В «Билле» стилевых открытий, за которые автор удостаивался похвал в первую очередь, нет. Творчество Тарантино, вышедшее из анабиоза, подвергнутое размножению почкованием, окончательно превратилось в позерство. Посему напрашивается резонный вопрос: а так ли он нужен, этот куртуазный мизантроп Квентин? Восторженные отзывы фанов дают ответ: нужен, еще как нужен. Он снова попал в конъюнктуру – не в десяточку, как раньше, но все же попал. Ранил. О, да, Квен, ты крут, говорят те, кто этой конъюнктурой живут. Инстинкты за шесть лет не притупились. Какой, к примеру, смысл был привязывания «Одинокого пастуха» к созданию катаны, они, конечно, не скажут, зато скажут, что это круто, йоптить. При том, что Тарантино никоим образом не прогибался под азиатский колорит – он сам прогнул его под себя. Проблему характерного надрыва, в исполнении неазиата автоматически превращающегося в фальшь, решил радикально – ампутировал. И под видом глубокой озадаченности восточной философией выдал американское понимание боевых искусств как некой прикладной акробатики. До сложной биомеханики, позволяющей добиваться цели путем неброских движений, ему, как и любому другому киношнику, нет дела. Поэтому «мастерами боевых искусств» оказываются то японская нимфетка, то калифорнийская talk to the hand блондинка.

Несколько лет назад он сотворил классику, так и не став классиком. Его стиль вроде и не привяжешь к какому-то определенному временному отрезку – потому что он, Тарантино, «один такой», более того, самый растиражированный из «одних таких». И все равно, новый его фильм, скорее, отвечает ностальгическим настроениям, служит напоминанием об однажды снизошедшем откровении.

Те, кто с тем откровением незнакомы, но модными журналами учитываются, посчитали делом чести, отзываясь о «Билле», лягнуть Вачовских – будто не их первую «Матрицу» они, как и «Криминальное чтиво», растащили на цитаты. «Билл» стал для них «Антиматрицей», первейшей альтернативой «пластмассовой тягомотине». К слову, участь отринутой ими «Перезагрузки» в свое время уже постигла «Джекки Браун». Тарантиновский стиль к тому моменту начал было вырождаться в мэйнстрим, но был раздавлен вышедшим в том же декабре 1997 года «Титаником», флагманом мэйнстрима настоящего. Что ж, у фанов было достаточно времени для того, чтобы по-настоящему соскучиться по «старине Квену». А самое отвратительное в «Убей Билла» еще не произошло. Эпигоны еще не обнародовали свои закосы под него.


     
РЕЦЕНЗИЯ №6

Мне не посчастливилось увидеть «Криминальное Чтиво» ни в 94-ом, ни в 95-ом. Время, когда фильм с бешенным триумфом шествовал по экранам мира. Фильм с чрезвычайно громким ПиАр'ом, фильм, который поносили на чём свет стоит, хвалили, говорили об окончательном загнивании, рождении нового стиля. Но больше всего восхищались.В конечном итоге Чтиво уверенно обосновалось в двадцатке имдб топ-250, «получило» золотую пальмовую ветвь и награды актёрам. Заговорили и о Тарантино, который спас Мирамакс от краха. По прошествии девяти лет и единственного невнятного «Джеки Браун» о Тарантино немного забыли. Да не забыли в Мирамаксе, который обязан по гроб жизни, предоставив карт-бланш на изготовление «Убить Билла». Тарантино обошёлся бюджетной суммой как для современного кинематографа довольно скромной. Предоставленный ему карт-бланш пустил на совсем другие цели. Первый ультиматум – «неоперабельность» фильма на монтёрском столе ни при каких условиях. Мирамакс скушал, извернулся и разделил Билла на две части. Ну а вот с происходящим на экране не извернуться было никак. Вот и пришлось дочерней компании крупнейшего мирового вендора семейного и детского кино выпускать на экраны ЭТО. Собственно, морально-этические вопросы предпочту оставить социологам, психологам, умным дядям из умных газет, которые беспокоятся о моральном состоянии нации и прочей матёрой публике. Ещё 10 лет назад Кристиан Слейтер с тоской в голосе рассуждал в «Настоящей Любви» (к слову, снятой по сценарию Тарантино, может всё это было не просто так?) о засилье фильмов для «старых пердунов». И хвала всем высшим силам, что такие люди как Тарантино могут снимать такое кино, как хотят. Сильно утрируя и говоря в далёком приближении, но кино должно шокировать. Цели и средства везде свои, но используя киноязык, который идёт вразрез с устоявшимися канонами, можно и нужно добиваться донесения своих идей до зрителя. Говоря о Тарантино упоминать идеи не совсем правильно, да он никогда и не заикался о интеллектуальном подтексте своих фильмов. Для него шок самоцель. Средства подойдут любые. Да, в итоге мы не сможем сопереживать еврейскому населению Варшавы времён второй мировой войны, не сможем сочувствовать несчастному, которому просто ужасно живётся в Шоушенке, не сможем умиляться степени сорванности башни у девушки с Монмартра, даже не сможем сопереживать японским крестьянам в их тяжкой и неравной борьбе с разбойниками. УЖАС!!! Преступление!! Да как он вообще после такого смеет себя режиссёром величать! Сарказм пишущей братии – «когда вместо ума Ума». Квентин послал всё это в задницу. Я прекрасно представляю себе поколение, для которых словосочетание «фильм Тарантино» означает ряд стандартов, и нарушать их, идти на уступки и, тем более, капитулировать, никто не собирался. Поколение, догма которого была точно подмечена Ирвином Уэлшем в далёкой середине 90-х и вложена в уста «классическому» персонажу – Марку Рэнтону: «…волновала меня лишь эстетическая сторона вопроса, на мораль мне давно насрать». Вот об эстетической стороне совсем другой сказ пойдёт…

Девуля из элитного подразделения убийц по прозвищу Чёрная Мамба как-то перешла дорогу боссу, тобиш Биллу. Акцент на этом не ставится, не до него пока. Потом девуля ещё залетела, да решила, находясь на девятом месяце, свадьбу справить. Ну а босс не любит когда ему в морду плюют, он на торжество и явился с четырьмя бывшими сотрудниками невесты. Личности Тарантино удавались отменно всегда. Здесь настроение поднимается от одного вида отмороженной физиономии Бадда - Майкла Мэдсена, непринуждённо держащего за спиной винтовку или какую иную фрагобойку. С этой точки зрения отдельный вагон эмоций О-Рен Ишии в исполнении Люси Лиу. Дамочка неоднократно демонстрировала, что роли, в которых хиханек да хаханек по минимуму, а дела по максимуму, ей удаются прелесть как хорошо. И психанутая китаянка из «Расплаты», и коротенькое, но чрезвычайно эффектное шествие Китти в «Чикаго». Здесь же она с таким ангельским спокойствием, неторопливо но уверенно, отрубит голову засранцу, который посмел заявить об опоганивании совета, в котором отродяси заседали коренные японцы, дрянной китайской кровью, что ещё вопрос кто был в большем шоке – прочие заседатели или зрители. Ну да вернёмся к хронологии. Несмотря на присутствие в невесте детишки, измордовали её не по-детски. Совсем даже по-взрослому. Единственный момент, который ограничивал Тарантино в подобных сценах, по видимому был рейтинг от MPAA. Рейтинг R был той гранью, за которую зайти бы Квентину никто не дал. 50 миллионов бюджета и возвращать как-то надо, да защищаться по судебным искам от зело впечатлительных граждан потом замаешься. Карикатурность в сценах побоищ бросается в глаза, иногда даже чересчур. Но можно и поставить вопрос для самых экстремальных любителей – были бы они совсем рады полностью реалистичному крупному плану отрубания руки с последствующими оттуда кровоизлияниями. Да и так как есть смотрится очень так, скажем, действующе. Действенность образов прямо второе имя Тарантино. Если в руках самурайский меч, так не для того чтобы им размахивать и пафосные речи излагать, но для того чтобы рубить. Рубить всякого, рубить беспощадно идиотов, которые стали на пути Чёрной Мамбы. Хотя нет. Из кровавой бойни, которую Ума затеяла с телохранителями О-Рен, выберется самый молоденький воитель, который трясущимися руками меч свой выкинет и оные к небу возденет, прося о милости. У Умы даже мелькнёт человеческий облик и сострадание, она попросту отшлёпает юнца своим мечом и отправит домой к мамочке. Так вот, опять возвращаясь к хронологии, Билл расскажет, что садизма в его действиях никак нет, мол, Мамба знала, на что идёт и получает всё сугубо по заслугам. После чего выпускает пулю ей в голову. Принцип действенности образов сохраняется ппрактически по всему фильму, лишний раз можно и не напоминать. Да, видать, недооценивал Билл свою Мамбу, или старался не должным образом, или Мамба



 
 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  0 

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

A  B  C  D  E  F  G  H  I  J  K  L  M  N  O  P  Q  R  S  T  U  V  W  X  Y  Z 

ПОКАЗАТЬ ПО ЖАНРАМ
 
©2006- проект компании HitLine.
Правовая информация
Предприятия Мариуполя, карта Мариуполя
Автоаудиотехника