HitLine •  HL Wi-Fi •  HitForum •  MEDIAnew •  ФОТОnew •  Блоги •  HitLife •  Lifecity •  HitMobile •  HitGames •  ФОТО конкурсыnew • 
Регистрация 
   
— Куда вы дели мою жену? — Она умерла, сэр. Ее отвезли в морг. — Морг?! Она будет в ярости.
     откуда эта цитата
 

Личный номер /Countdown/  (2004)

Постер к фильму Личный номерЖанр:  Боевик, Отечественный
Производство:  Россия. Gemini Film
Дата премьеры (Мир): 2004
Продолжительность: 105 мин / 01:45
Режиссер:  Евгений Лаврентьев
Сценарист: Евгений Лаврентьев, Юрий Сагайдак, Рамил Ямалеев
В ролях: Алексей Макаров, Луиз Ломбард, Вячеслав Разбегаев, Юрий Цурило, Виктор Вержбицкий, Егор Пазенко, Рамиль Сабитов, Мария Голубкина, Джон Эймос, и др.

Рейтинг фильма: 
Всего проголосовавших: 5

 



Рецензии:

Личный номер


РЕЦЕНЗИЯ №1

В далеких-предалеких лондонах-гибралтарах живет себе и не тужит в своих шато де ла гарупах изгнанный олигарх Покровский (Виктор Вержбицкий). На вид он - редкая сволочь, но душа его совершенно не соответствует содержимому, потому что в душе он - значительно большая сволочь, чем на вид. Вот, спрашивается, сидел бы себе в своих замках и виллах, благо на кусок хлеба он заработал примерно до 3045 года, кушал седло барана с трюфелями, пил какое-нибудь Сhateau Petrus Pomerol, тискал гладкокожих фотомоделей и грустил себе по родине, до дыр засматривая фильм "Олигарх". Но Покровский - он не такой! Этот жук все еще мечтает вернуться в Россию, причем вернуться не просто так, а на белом коне. В роли, так сказать, избавителя. Кому он там, в России, нужен, и от чего Покровский должен избавить, кроме как от лишних денег, которых, частично благодаря тому же Покровскому, уже почти ни у кого не осталось, - неизвестно, но подобную белоконную мысль Покровский лелеет уже давно.

Бедняга прям не знает, куда ему деваться, - до того плохо деятельной натуре сидеть в какой-то, прости господи, Гарупе. Но одно развлечение у него все же есть. Например, подкидывать всякие подлянки ФСБ. Покровский дал своему персональному специалисту по особым операциям Саулюсу Бойкису (Егор Пазенко) особое задание: подставить какого-нибудь фээсбэшника. Бойкис полетел в Чечню, с помощью местных негодяев захватил майора Смолина (Алексей Макаров) и пытал его, с целью заставить майора оговорить себя и коллег. Майор отказался. Тогда Бойкис заставил Смолина наговорить все, что нужно, в видеокамеру с помощью психотропных препаратов: Смолин под воздействием химии заявил, что он и еще несколько офицеров ФСБ по заданию начальства произвели взрывы в жилых домах Москвы и Волгодонска.

Бойкис должен был привезти Смолина к Покровскому, и тот уже планировал крупный международный скандал, однако операция сорвалась и Саулюс смог доставить патрону только записанную кассету. Покровский в ярости. Кассета без Смолина мало что значит.

Но тут к олигарху приехал знакомый арабский шейх, который предложил значительно более интересный вариант... Группа арабов и чеченцев захватит в Москве цирк во время представления. Несколько тысяч заложников и все такое. Террористы для переговоров потребуют Покровского - и только его! Олигарх прилетит на белом самолете, проведет переговоры, освободит заложников, но и обеспечит террористам безопасный отход в Чечню. А потом еще и покажет кассету, где "вскрываются делишки спецслужб". Таким образом, ФСБ будет подложена не просто свинья, а целый гиппопотам: дома, типа, сами подрывали, да и с террористами справиться не смогли. Кто решил проблему? Покровский! Которого несправедливо изгнали из России и все такое.

Олигарх в восторге - план шикарный. К тому же основную часть затрат берут на себя арабские друзья, а Покровский никогда не откажется сэкономить сколько-нибудь немножечко денежек - это принцип такой, который некоторых в конце концов приводит во всякие Кот д'Азюры, где они потом навзрыд тоскуют по родине...

Впрочем, на Покровского иноземный воздух явно повлиял не в лучшую сторону, раз он посчитал, что дорогие арабские друзья вложат кучу денег в легкий экспромт возвращения опального миллионера в Россию на белом коне. Арабам, разумеется, личная тоска Покровского по русским березкам ни на фиг не уперлась, а операция спонсируется только потому, что ребята преследуют совсем другие цели. Захват цирка - только отвлекающий маневр для совершенно грандиозной по своим масштабам и возможным последствиям террористической операции, руководит которой некий Хасан (Рамиль Сабитов), ближайший сподвижник идейного вдохновителя группировки "Ансар-Аллах" Умасы Дин Бадена.

Покровский ничего об этом не знает, поэтому отправляет в Москву Бойкиса, дав ему в придачу некоего Умара (Вячеслав Разбегаев) - сына чеченского министра, который, по мнению Покровского, слишком вольно чувствует себя в Европе, разъезжая на Ferrari и прикадриваясь к фотомодельной девке Покровского. Умар должен умереть, намекнул Покровский. А Бойкис должен выжить. Впрочем, кто его знает, как там все повернется в игре, где сам великий Покровский - всего лишь пешка...

***

Сразу скажу - мне очень понравилось. Хотя, признаюсь, шел на фильм с некоторым предубеждением. Во-первых, начитался всяких бредовых рецензий (на результирующее мнение они повлиять не могут, но создают, так сказать, определенный предпросмотровый фон), где картину ругали в хвост и гриву. Во-вторых, начитался всяких рекламных анонсов, где прямо заявлялось, что фильм создан фактически по государственному заказу и что это, дескать, наш ответ Голливуду и все такое...

Вот не люблю я "наши ответы Голливуду". На моей памяти - никогда они толком не получались. И я категорически считаю, что незачем что-то отвечать Голливуду, который нас ни о чем, между прочим, не спрашивал, а лучше снимать свое кино, помня о том, что российский кинематограф - он вполне самобытен и может делать свои собственные фильмы (от хороших коммерческих продуктов до киношедевров), а не какие-то там ответы.

Ну и кроме того, вот как-то не ожидал я ничего хорошего от государственного заказа - хоть режьте. В памяти сразу всплывали различные тоскливые агитки и эта жуткая фраза: "Устал, лейтенант? Устал. Но такая наша работа"...

Тем не менее результат, то есть сам фильм, удивил настолько, насколько меня вообще можно удивить и даже слегка восхитить. Фильм получился просто классный - очень ровный, динамичный, впечатляющий и держащий в напряжении практически от первого до последнего кадра. Главная фраза, которая всплыла в голове после просмотра, - все на удивление по-умному и сделано очень профессионально.

Больше всего обрадовало то, что с основной сюжетной линией сценаристы (его писали режиссер Евгений Лаврентьев и продюсер Юрий Сагайдак) обошлись очень и очень аккуратно. БАБа (которого, разумеется, изображает Покровский), конечно, попинали, но вполне спокойно, и его, вопреки первоначальным ожиданиям, вовсе не сделали "доктором Зло". Наоборот, он там просто пешка, поэтому рефрен "все зло от БАБ" зрителям вовсе не надоедает.

Чеченцы, вопреки ожиданиям, также не выведены главными негодяями. Чеченская группа участвует в захвате заложников, однако по фильму они тоже пешки в этой игре - пешки, направляемые главными злодеями - арабской террористической организацией "Ансар-Аллах", главная цель которых - вовсе не Москва, а международный саммит в Риме.

Очень хорошо подобраны актеры. Главного Брюса Уиллиса - майора ФСБ Смолина, который, будучи крепким орешком, носится по горам, лесам, трубам, бронетранспортерам и самолетам, спасая этот мир, - сыграл Алексей Макаров. Понравился. В общем, вполне на четверку. Не на пятерку (пока еще харизмы не хватает), но очень и очень пристойно.

Саулюс Бойкис в исполнении Егора Пазенко - просто пять баллов, причем с плюсом. Вот тут и харизма прет так, что экран дымится, и персонаж очень колоритный. Во всех сценах Пазенко сыграл блестяще - что в Чечне, когда он разбирался с проводниками, что в особняке Покровского, где он пикируется с Умаром, что в цирке. Пожалуй, это самая яркая роль в фильме, хотя хороших ролей там немало.

Вячеслав Разбегаев в роли Умара - вполне неплох, хотя и слегка однобок. Но вряд ли это вина самого Разбегаева - тут как раз сам персонаж выписан несколько примитивно. Эдакий мажор при богатом и влиятельном папеньке, который роскошествовал себе в Европе, а потом вдруг оказался в одном строю с террористами, хотя этого вовсе не желал. Но Разбегаев со своим персонажем в любом случае сделал все, что мог, а может он действительно много, поэтому к нему как раз никаких претензий нет, сыграно достойно.

Юрий Цурило великолепно сыграл генерала Карпова, начальника Смолина, который к тому же руководит операцией по спасению заложников. Очень симпатичный получился персонаж: с одной стороны - настоящий суровый генерал, с другой, так сказать, - вполне человечный человек. Причем заслуга Цурило в том, что образ Карпова вышел вполне естественный, а не лубочно-фальшивый. "Хороший мужик" - вот определение этого персонажа, а сыграть хорошего мужика так, чтобы это выглядело не натянуто, - очень и очень непросто.

Кстати, слегка отвлекусь: штаб операции по спасению заложников создатели фильма сделали также вполне по-умному - это вовсе не сборище самых гениальных голов России, которые сейчас напрягутся и всем террористам настанет полный алес гемахт. Нет, руководство показано также вполне реалистично: есть светлые головы, но есть и "крепкая кость", которые предпочитают сначала действовать, а потом уже думать.

А вот Луиз Ломбард, специально приглашенная звезда (кстати, она английская актриса, но снимается в Голливуде), меня как-то не впечатлила. То есть она, конечно, на месте, но как бы для мебели. Не похожа она на безбашенную журналистку. Такое ощущение, что из телевизора выдернули местную американскую Катю Андрееву и поставили вести репортаж. Нет какой-то искры. То есть пуфик интерьер слегка оживляет, но если на его место поставить козетку - ничего особо не изменится.

Спецэффекты. Хохма в том, что в этом фильме как таковых спецэффектов - не очень-то и много. А вот вполне натуральных съемок - охота вертолетом на джипы, разнос бронетранспортером гаишных автомобилей - вполне хватает. Злобствующие критики поговаривают, что в России проще грохнуть самый настоящий вертолет, чем нарисовать его аварию на компьютере, - пусть так, но, на мой взгляд, ничего страшного в этом нет.

Транспортный самолет, сшибающий бетонные плиты во время аварийной посадки и почти разваливающийся на куски, снимался вживую на Ивановском аэродроме. За рулем самолета сидел генерал Ахлюстин - главный летчик Ивановской области. Задача была такой сложной и действительно опасной, что генерал не рискнул посадить за штурвал менее опытного пилота - сел сам. Это не рекламный трюк, это просто факт из истории съемок картины.

Транспортный "Ил", заходящий на посадку, переваливаясь с боку на бок, также снимался живьем - правда, на другом аэродроме. Я-то все не мог понять, как они смогли так достоверно нарисовать это на компьютере - уж больно натурально выглядело, однако я прекрасно понимал, что огромный транспортный самолет в реальности такое сделать просто не сможет, - оказалось, что это тоже натурные съемки.

Снимал фильм оператор Станислав Радвански. Он в основном известен как оператор и режиссер рекламных роликов (его работы неоднократно удостаивались престижных наград), однако, к счастью, "Личный номер", в отличие от многих других современных картин, вовсе не выглядит набором видеоклипов. Наоборот, снято это все во вполне, скажем так, классической манере и снято высокопрофессионально. И есть в фильме один действительно потрясающий кадр (точнее, эпизод) - как маленький мальчик, только что выпущенный из цирка террористами, вздрагивает, когда рядом с ним заводится и стартует бронетранспортер. Это гениально снято, просто до печенок пробирает.

Да, в фильме есть к чему придраться, там есть явные натяжки, кое-какие несостыковки и так далее. Но у меня нет ни малейшего желания придираться к мелочам. В конце концов, снимался боевик, и для боевика он вполне неглупый (я бы даже сказал - вполне умный, что редко бывает в картинах этого жанра), зрелищный, динамичный и захватывающий. Я действительно такого не ожидал. Если госзаказ способен рождать НАШЕ кино такого уровня, значит, я двумя руками за госзаказ.

Скажем так, "Личный номер" мне понравился значительно больше какого-нибудь "Твердого орешка". Наконец-то наши решили догонять Голливуд не по тупизне сценариев, а по уровню постановки. И эта картина позволяет надеяться на то, что они двигаются в правильном направлении.


     
РЕЦЕНЗИЯ №2

Советский генерал, цокающий языком под впечатлением от подвигов американских вояк, иначе, как комично, не выглядел бы. Однако то, что американские вояки восхищаются точностью русских ракет, поразивших цель не где-нибудь, а на Аравийском полуострове, в зоне их стратегических интересов, не подается как комедия. Наши только что спасли прогрессивное человечество, поэтому американские вояки к нам снисходительны. Мы любим, когда нас хвалят. Так любим, что готовы даже смоделировать эту похвалу в кино.

В реальности же поводов для бравады выходит меньше. Да и экранная бравада, если не поддаваться искусственно насаждаемой гордости за страну, не смотрится так уж убедительно. То, что ядерный заряд, которым можно снести с лица Земли целый мегаполис, оказался в самом центре Москвы в не самых добрых руках – это отдельный проваленный боевик. Да и хитромудрая операция по компрометации российских спецслужб, устроенная олигархом-отщепенцем, увенчалась бы успехом, если бы не внеплановый ракетный обстрел – то ли засекли так удачно, то ли чеченские полевые командиры готовы жизнями рисковать ради качественной связи. Вообще, немалую роль в провале террористов сыграли сами террористы. На кой, например, понадобилось вызывать майора Алексея Смолина именно в захваченный цирк – для экономии времени, что ли? Чеченцы преследовали там свои цели, арабы, кинувшие чеченцев, – свои, еще ревнивый олигарх-отщепенец туда же присовокупил устранение надоевшего приятеля (а тот возьми и окажись героем) – замысел сил Зла оказался не только крупномасштабным, но и многозадачным.

И надо бы заметить, личная инициатива Смолина, в одиночку устроившего штурм здания, подвергла смертельному риску всех заложников. Но в кино с этим все обошлось достаточно благополучно: замочил доблестный герой с десяток террористов, прочие же – те, что на арене, в подтрибунных помещениях – об этом ни сном ни духом. Причем по ходу отстрела бандитов Смолин прокололся, подпустил врага со спины – но тот проколом не воспользовался: подкрался зачем-то тихонько с автоматом в руках и был ликвидирован. Чувствительно оплошал и командный состав террористов. Литовский наемник Саулюс Бойкис, которому в первую очередь требовалось уничтожить Смолина, взял да и наставил пистолет на Умара (того самого надоевшего олигарху приятеля), которого до того приказал пустить в расход – Смолин еще мог выбирать между родной дочерью и свежеобретенным чеченским товарищем. Но даже когда Смолин откинул пистолет, матерый киллер Бойкис затянул с лирическими отступлениями.

Цепь логических неувязок на этом вовсе не обрывается. Почему-то ни спецслужбам, которые вот-вот устроят штурм здания, ни террористам – всем, кроме Смолина, неизвестно о существовании тайного хода. Силовики, подогнав требуемый БТР террористам, себя подобной техникой обеспечить не додумались. Далее по сюжету: из микроавтобуса ведется репортаж в прямом эфире, террористы следят за картинкой – высадка Смолина из вертолета на БТР остается незамеченной. Заканчивается московская погоня тем, что террористы нахрапом угоняют из Шереметьева самолет – ни догнать их, ни преградить им путь не удалось. Теоретически Москва была уничтожена. Уж и считать запутаешься, сколько всего спецслужбы напрозевали. И должны были провалить операцию по освобождению заложников: она, хоть и смотрелась эффектно, была бы невозможна без предварительной химобработки и, к сожалению, трудно представима без последующей трагической неразберихи с задыхающимися, лежащими без сознания людьми. Впрочем, в кино можно приукрасить в свою пользу.

И наконец, самолет. Ил-76 со смертоносным грузом от оставленной чеченцам Москвы взял курс на, должно быть, более значимый Рим. Вместо паники в Европе, осады гражданами аэропортов показали лишь бьющегося в истерике итальянского премьера и озабоченные лица журналистов. Надежда оставалась: геройскому майору Смолину удалось проникнуть на борт, спрятаться чуть ли не за бортом, уберечься от обморожения и не слететь. Его внезапное появление было эффектным, но, сдается, окажись террористы смертниками, попросту не состоялось бы. Остальное было делом техники: арабы отправились к гуриям, за дело взялись российские и натовские хакеры, проделали что-то с чем-то и бомбу обезвредили. Чего тут удивляться? – не фонарик же на батарейках выключили. Однако все это было бы бесполезно, если бы террористы обеспечили себе альтернативный доступ к взрывателю…

* * *

Бравада бравадой, а инициатива – главный козырь – по-прежнему у террористов. Когда они таранили «Боингами» небоскребы, когда захватывали театральный центр, когда захватывали школу, мир ужасался. Это ужасно, но это факт: простор для фантазии у них шире, чем у тех, кто с ними борется. И их версии могут оказаться убедительнее версии создателей «Личного номера».

По ходу просмотра больше всего хотелось выяснить: это больше идеологическая акция или это больше коммерческий продукт? Фильм был снят для того, чтобы усилить веру тех, кто и так благодаря государственной программе агитации со всем согласен, или для того, чтобы облегчить их карманы? Не кощунственно ли браво, с вызовом обыгрывать недавние трагические события? Наверное, нет. Потому что именно сейчас бравада – официальная политика. Конъюнктурщикам грех упускать такой шанс написать прописными буквами «НАШЕ» и, таким образом, положительно зарекомендовать себя в лагере СВОИХ. Общественное мнение нынче склонно к радикализму. Если даже критика «Ночного дозора» обставлялась как проявление враждебности по отношению к России, то уж любой отзыв о «Личном номере», отличный от восторженно-заискиваюшего – бред, диверсия или злопыхательство. Да и фильм вышел в удобный с точки зрения конъюнктуры и голливудского принципа бизнеса на трагедии момент: именно сейчас зрителю и подавай горяченькое, актуальное, к тому же еще красиво завернутое.

* * *

Возможно, картина пойдет где-то за рубежом. Впрочем, какими бы ни оказались ее итоговые показатели, о ней можно сказать уверенно: это реально претендующий на окупаемость в российских условиях российский боевик. И, в отличие от постыдного «Белого золота», это высококлассное зрелище. Стоил фильм семь миллионов долларов – для любого неголливудского кино это неплохой бюджет. Особую ценность фильму придают опаснейшие трюки с заходом на посадку и посадкой грузовика Ил-76. Начальник Ивановского аэродрома, на котором снималась сцена посадки самолета на «полосу препятствий», генерал ВВС, лично сидел за штурвалом – не хотел рисковать жизнями подчиненных, но очень хотел помочь снять фильм об отечественном герое. Видимо, такова формула коммерческого российского кинематографа, включающая в себя идеологизированность как обязательный пункт и самоотверженность как подспорье. И все же, зрелище оказалось высококлассным с использованной форой в два десятилетия или в две категории. Нынешняя планка голливудского агитпропа – «Перл-Харбор», «Армагеддон» и иже с ними.

Актерская игра соответствует жанру, и не более того – в фильмах подобного рода даже Чак Норрис порой бывает хорош. Стоит отметить (опять-таки, и не более того) участие в фильме двух более-менее известных импортных актеров: отставного Джона Эймоса, которого в последний раз мы видели еще во втором «Крепком орешке» и который нынче снялся сразу в двух российских фильмах, и англичанки Луиз Ломбард – она «посвежее», играла роль второго плана в «Идальго».

* * *

Поскольку фильм явно преследует пропагандистские цели, стоит озаботиться его соответствием тем задачам, что нынче стоят перед российской властью: надо каким-то образом расположить к себе колеблющихся чеченцев и каким-то образом расположить к себе мировое общественное мнение. Фильм содержит послание чеченцам: захватившие цирк террористы предстают наивными, заблуждающимися людьми, которыми манипулируют арабские спонсоры, а совестливый бизнесмен Умар воплощает желанный Кремлю образ правильного чеченца, и за эту правильность ему спишут такие мелочи, как совмещение коммерции с праздностью, пользование родственными связями и якшание с олигархом-отщепенцем. Однако курс лечения от наивности и заблуждений оказывается жестким: головорезам сначала давят на совесть, на репутацию их кланов, а затем их всех перестреливают. Мол, надо было успевать договариваться.

Теперь о мировом общественном мнении. Сайт kavkaz.org фактически себя изжил – значительную часть его функций перенял сайт inosmi.ru. Содержимое его, в общем-то, и есть мировое общественное мнение, поскольку это перепечатки западной прессы, а она бывает пророссийской лишь по большим праздникам. Солидные издания, используясь властями своих стран как инструмент давления на Россию, нередко отдают свои площади под маргинальные философствования о природе «империи зла», и не совсем ясно, чего же в них больше – правозащитного угара или откровенной ненависти к России. И пусть авторы этих филиппик, среди которых порой встречаются претенденты на роль внутренней оппозиции, представляются обычным россиянам людьми тяжело контуженными – с этим нужно что-то делать. А как – предъявляя более веские аргументы, культурные в том числе, нежели маргинальное философствование или ура-патриотический экстаз. В этом плане влияние «Личного номера» вряд ли окажется убедительнее того влияния, которое оказывает г-н Рогозин на ПАСЕ.

Есть у Кремля еще одна задача, относящаяся уже к основной части населения, – поддержание боевого духа. Тут соответствия побольше: пафос ленты не выходит за рамки допустимой разнузданности, направленность совпадает с линией Первого канала. Когда враг недосягаем, с ним борются карикатурой. Досталось и «заокеанским покровителям» группировки «Ансар-Аллах» (как известно, УБЛ – агент ЦРУ и друг детства ДжБ), и Катару (счет пока в пользу которого), и Покровскому-Бирюзовскому (та же Екатерина Андреева, было дело, на первой минуте программы «Время» вещала о роли тогда еще хозяина Первого в освобождении заложников из чеченского плена), и литовским наемникам (Саулюс Бойкис, не Абубакар какой-нибудь), и зачем-то латвийскому банку («Парекс», «Юрекс» – какая разница?).

По большому же счету, время таких фильмов ушло. Сравнивать воспроизведенное по голливудской технологии с советскими военными фильмами едва ли целесообразно. Его целесообразно сравнивать с оригинальными изделиями. Что ж, рейгановская эпоха добралась до российского кинематографа. В голливудском пропагандистском кино когда-то водились плохие русские и хорошие, то бишь правильные, русские. И обыгрывались тогда проблемы, не требовавшие оперативного политического решения: вряд ли кто пошел бы по примеру Рэмбо мочить Советы. Сейчас в этом отношении проявляется еще больше осторожности: ведь еще во второй половине 80-х афганские моджахеды оказывались друзьями Джеймса Бонда, тогда же и Рэмбо геройствовал в Афганистане, а вон оно как сейчас складывается. Не осторожничали бы – сняли бы с десяток блокбастеров на афгано-иракскую тему. И поэтому образ врага все чаще стал распространяться на нечто более в реальной жизни безобидное: внеземные цивилизации, монструозных мутантов, компьютерный интеллект (в крайнем случае – Нигерию или Казахстан). А кинораздел «Солдаты удачи» стремительно терял в серьезности, скатываясь к сериальной форме и к фильмам с каким-нибудь Оливье Грюнером. Большие шишки хорошо уяснили: обеспечение безопасности населения – дело не героев-одиночек, напролом – не способ, и если снимать патриотичное кино, то так, чтобы патриотизм имел практический выход.


     
РЕЦЕНЗИЯ №3

Это фильм о террористах. Не то, чтобы он всерьез исследует вопрос появления данных негодяев на арене истории, их гносеологические корни, их наиболее распространенные психотипы и идейные установки. Он – о том, какие же они негодяи, эти террористы. Вот, собственно, и вся интеллектуальная составляющая фильма. Но кому, на хрен, нужен этот интеллект, ребятки, когда на экране – такой замес?

Это фильм о майоре ФСБ Смолине, который попадает, в общем-то, в жернова истории. Его захватывают чеченские террористы. Не просто так захватывают, а по «наколке» бывшего российского олигарха Покровского, который в настоящее время вынужден ютиться в Лондоне, однако с поражением не смирился, поэтому старается пакостить кремлевским товарищам, где только может. Покровский задумал грандиозную комбинацию, в ходе которой ему необходимо дискредитировать ФСБ. С этой целью и захватывают чеченцы Смолина. Накачав его психотропами (что-то типа того), они вынуждают его произнести фальшивое признание в причастности к некоторым резонансным терактам последних лет. Все это аккуратнейшим образом фиксируется видеокамерой. На основе этой съемки Покровский надеется раздуть крупнейший международный скандал. Однако тут вдруг наклевывается вариант, который делает кассету совсем не главным козырем. На Покровского выходят арабы, которые предлагают устроить в Москве захват цирка на проспекте Вернадского. Арабы преследуют свои цели, Покровский – свои, а майор Смолин, естественно, оказывается на передовом фронте борьбы с терроризмом. Откуда, впрочем, и не уходил.

Это – фильм-действие. На размышление не остается ни секунды. С первого кадра. Нет, конечно, время от времени перед нами высыпают определенные жемчужины позитивистской логики или, скажем, какие-нибудь сложносочиненные метафоры про волю Аллаха или слезу ребенка. Но, не будь их, фильм вряд ли что-то утратил бы. Все, что происходит или говорится, подчинено неумолимому Действию. Оно овладевает зрителем и не дает ему расслабиться вплоть до тех кадров, когда самолет, летящий на Рим… Нет, когда малыш, захваченный чеченцами в цирке… Впрочем, нет, не буду ни о чем говорить. Проверьте сами, в какой момент вас отпустит.

Это – фильм-пропаганда, фильм-идея (при всем том, что концепция его кажется плоской, как фанера). Его и сняли не только для внутреннего рынка, но и для всего «свободного мира», который сейчас тему терроризма активно обсасывает. Вон, даже любовно снабдили англоязычным названием Countdown (что, кстати, переводится совсем не как «Личный номер», а совсем как «Обратный отсчет»). Идеологический заказ настолько очевиден, что его не отрицают даже самые ярые критики. Да и что отрицать – вон, сам режиссер признается, что, конечно, действовал во благо великой России и мудрого Путина. Но, право слово, нет ничего хуже, чем исследовать подобные фильмы с политической точки зрения, если они могут предложить что-то еще, кроме пропаганды, присыпанной яркими хлопьями. А тут «что-то еще» присутствует.

Это хороший фильм с мифическими героями. Майор Смолин – фигура абсолютно одномерная. В жизни такого вряд ли встретишь. Но в жизни вообще нет ничего подобного абсолютному большинству людей, которые действуют в крупнобюджетном кино. Джон Рэмбо, скажем – такая же сказка, как Мальчик-с-пальчик. Но Джон Рэмбо – фигура, ставшая культом для целого поколения (в том числе и у нас). В него верили совершенно реально. Так почему же мы должны оценивать майора Смолина, как реального человека? Только потому, что он живет в России? Можно подумать, россиянам не нужны свои сказочные персонажи. Или что кино снимается для отображения действительности. Лично я хожу в кинотеатр совсем не для того, чтобы изучать жизнь. Мне ее и в жизни хватает.

Поймите правильно: я вовсе не хочу защищать этот «Личный номер». С точки зрения политики – это совершенно просчитанный пиар, которому надо знать настоящую цену. И зная - отодвинуть это понимание в сторону и посмотреть фильм, как он есть. Убедиться в том, что качество работы съемочной бригады по российским меркам – очень высокое. Найти несколько (не менее трех) ярких актерских работ (майор Смолин в исполнении Андрея Макарова к ним, увы, не относится). Понять, что этот блокбастер – без вопросов, профессиональная работа. И не грузить себе голову политикой сверх того, что вам положено по работе. Ну, а если по работе не положено вовсе – так и вовсе не грузите.


     



 
 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  0 

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

A  B  C  D  E  F  G  H  I  J  K  L  M  N  O  P  Q  R  S  T  U  V  W  X  Y  Z 

ПОКАЗАТЬ ПО ЖАНРАМ
 
©2006- проект компании HitLine.
Правовая информация
Предприятия Мариуполя, карта Мариуполя
Автоаудиотехника